Грамматика и лингвистическое мышление

Вводить грамматику через чанки или объяснять правила?

От некоторых коллег я нередко слышу, что первое – это правильно и прогрессивно, а второе – это привет Голицынскому.

Я не согласна.

Я за то, чтобы сочетать оба подхода. Отрабатывать, доводить до автоматизма фразы с нужной нам грамматикой (типа “Have you ever been to…?”) и изучать правила, анализировать контексты, включать абстрактное мышление. 

Вообще изучение грамматики для меня – это не про зазубривание правил и уж тем более не про “сейчас мы покоммуницируем на уроке, а генератор грамотных фраз включится в голове сам собой”. Для меня изучение грамматики – это про развитие лингвистического мышления. А без лингвистического мышления в изучении языка далеко не уедешь. Если, конечно, ты не маленький ребёнок, погруженный с утра до вечера в среду, где говорят на этом языке.

Показываю фрагмент моего урока с 12-летним Антоном. Это, конечно, неординарный ученик. Но речь здесь не о его способностях, трудолюбии и уровне, а о том, зачем разбирать с учеником грамматические правила.

Задания, которые я составила для этого урока, были построены на двух репортажах о Нотр-Даме. Один – из 2019 года; Нотр-Дам в огне, все в ужасе, никто не знает, удастся ли его спасти. Второй – 2021 года: Нотр-Дам весь в строительных лесах, и реставраторы утверждают, что к 2024 году завершат восстановление собора.

Вот 2 грамматических момента, на которые я решила обратиться внимание ученика.

1. Огромное количество пассивных конструкций в первом репортаже. Я взяла несколько предложений из репортажа и сделала из них gap-fill exercise на отработку Passive Voice в разных временах и структурах. 

С менее сильными учениками можно было бы проговорить причины, из-за которых в этом контексте так много пассива: в центре внимания собор, а не люди, которые его строили, посещали, разрушали, реставрировали, поэтому объект действия здесь становится подлежащим во многих предложениях. 

Но во время урока я убедилась в том, что Антон уже не задумываясь использует пассивные конструкции в этих контекстах, и только уточнила, нет ли у него вопросов по заданию на Passive Voice, которое он выполнил дома. Вопросов не оказалось – поехали дальше.

2. Present Perfect Simple/Continuous vs Past Simple/Continuous

В том же задании на пассивный залог было несколько предложений о пожаре в Нотр-Даме, где используется Present Perfect. Во втором видео – о реставрации собора – примеров этого времени тоже немало. Логично: в первом видео пожар ещё не закончился; во втором видео ещё не закончилась реставрация.

Мне было важно обратить внимание ученика на то, что при разговоре о пожаре в Нотр-Даме мы уже не можем использовать Present Perfect, потому что он уже, к счастью, целиком в прошлом. 

Например: The spire was destroyed in the fire. А не: “has been destroyed” (как в новостном репортаже с места событий).

А вот при разговоре о реставрации – наоборот, Present Perfect будет весьма уместным, ведь этот процесс пока ещё продолжается. 

Например: “The most difficult [thing – stabilisation, which is needed to proceed to restoration] has been done.”

Не знаю, как такие вещи можно внедрить в сознание ученика посредством чанков. Полагаю, что никак. 

Когда я слушаю Антона, мне иногда начинает казаться, что нужные грамматические формы он строит на автомате. Отчасти это так, но только отчасти. Вы только послушайте, как на мой вопрос о причинах использования Present Perfect в первом репортаже он отвечает: “The situation in general fits the use case of Present Perfect almost perfectly – pun unintended.” Вот он пример развитого лингвистического мышления, которое в совокупности с языковым опытом, трудолюбием и, да, способностями, дает такой результат.

Добавить комментарий